Rambler's Top100 Russian / Francais / English
Первый русский гид по университетам Швейцарии
 

Публикации в швейцарской прессе

L'Agefi

Российские банки в Швейцарии и иностранные в России:
отношения необходимы

После эпохи безудержного либерализма, вызванного в России перестройкой и гласностью, государство стремится вновь подтвердить свои права в ключевых секторах национальной экономики.

Эрвин Мейер (Erwin Meyer), Генеральный директор Rosbank (Switzerland)

Agefi Banquiers, 15 sept 2005

Эрвин Мейер (Erwin Meyer), генеральный директор Rosbank (Switzerland) SA
Эрвин Мейер

Как реорганизовать управление громадными богатствами России (нефть, газ, полезные ископаемые и т.д.), бессмысленно использованных под властью советского коллективизма? Для Бориса Ельцина это был жизненно необходимый вызов. Народный капитализм был исключен. Передача крупным мультинациональным корпорациям - тоже нет. Что касается частных банков, появившихся в ходе приватизации, организованной новым президентом под давлением Запада, то они не имели ни размеров, ни финансовых средств и еще меньше опыта для успешного выполнения задачи такого масштаба. Таким образом народное достояние было распродано по дешевке людям, обладающим качествами предпринимателя, требуемых ситуацией. Этот выбор был небезопасным, но проявил свою эффективность. Со временем он позволил России при помощи растущих доходов от экспорта нефти и газа, представляющего сегодня 55% всего экспорта, познать экономический рост и трансформировать его в прочный элемент своего развития. С тех пор кризис августа 1998 года можно рассматривать, оглянувшись назад, как неполадку в пути.

Собственная логика

Была ли в итоге концентрация основных экономических рычагов внутри узкой группы олигархов осуществлена с целью создания нечто вроде "теневой власти", ограничивающей власть Владимира Путина? Несомненно, это то, чего он боялся и ч то побудило его ограничить пределы их желания влиять. "Дело ЮКОСа" является очевидным признаком этого, в равной степени это и бестактная иллюстрация его решимости восстановить права государства в ключевых секторах национальной деятельности. Согласно Борису Кагарлицкому, московскому обозревателю: «У людей в Кремле собственная логика. Это не либералы в западном смысле, но они испытывают искреннее отвращение ко всему, что похоже на социализм. Это приверженцы рыночного государства». Эта оценка разъясняет деятельность Владимира Путина, отмеченную его склонностью к авторитаризму. В такой России, где иррациональное играет роль более важную, чем в других странах, он хочет быть то модернизатором, то поборником «диктатуры закона».

Реорганизация продолжается

В 90-е годы появилось множество банков, принадлежащих отныне частным интересам, между тем как продолжало существовать несколько крупных государственных учреждений. Банковская система была в числе основных объектов реформ, проводимых властью. В ее реструктуризации был отмечен значительный прогресс. До своего обвала в 1998 году она насчитывала 1700 банков. Сейчас их примерно 1300, всех размеров в плане активов - от государственного гиганта Сбербанка до маленького учреждения в дальнем городке. Они произвели объединения: более диверсифицированные большие группы зачастую поглощали более мелкие банки.

Этот процесс продолжается. Банки также переориентировали свою стратегию таким образом, чтобы существующая узкая сегментация их деятельности поэтапно была заменена предложением услуг, соответствующих услугам универсального банка, более способного отвечать потребностям широких слоев населения.

Проведение в жизнь с текущего 2005 года закона о гарантии вкладов направлено на защиту вкладчиков, ограбленных кризисом 1998 года, которые с тех пор предпочитают накопление. В то время как сберегательные вклады часто оцениваются в 40 миллиардов долларов, различные источники оценивают сумму, хранящуюся в чулках, от 40 до 80 миллиардов долларов. Эта гарантия должна в принципе стимулировать частные сбережения. Тем не менее, не будет никакой уверенности до тех пор, пока в поиске безопасности участвуют рефлексы, унаследованные из прошлого.

Тем временем российская банковская система остается относительно рудиментарной. В международном плане ее нельзя сравнить, например, с банковской системой Бразилии. К тому же, она выглядит слишком скромной перед лицом нефтяных, газовых и промышленных конгломератов. По правде сказать, она наказана за свою собственную экспансию при явной недостаточной капитализации. В середине 2004 года капитализация Сбербанка была порядка 6 миллиардов долларов, тогда как третье по значимости учреждение Газпромбанк располагало собственным капиталом в один миллиард долларов. Этот феномен еще отчетливее выражен в отношении вкладов: 48 миллиардов долларов в Сбербанке против примерно 4 миллиардов долларов в Газпромбанке. Что касается кредитов, они обычно предоставляются на короткий срок и при высоких процентных ставках, что ведет компании в поисках финансирования к заимствованию за границей. Они все более и более прибегают к этой возможности вследствие улучшения кредитного рейтинга России.

Заметно, что банковская система почти не вызывает интереса у инвесторов, которые предпочитают ей нефтяной и газовый секторы, а также крупную дистрибьюцию продукции. Эти обстоятельства не мешают появлению определенной динамики. Однако они способствуют ее сдерживанию из-за невозможности мобилизовать соответствующие финансовые средства. Это как раз объясняет то, что вес государственных банков возрастает, в то время как вес частных учреждений остается стабильным. Несмотря на это Сбербанк находится лишь на 155 месте в мире... Неудивительно, что российские банки не распространились за пределами национальных границ или бывшей советской зоны влияния, за исключением Европы – в Лондоне, Париже, Цюрихе и Женеве.

Корпоративная культура

В общем смысле и помимо изложенных только что соображений, эта сдержанность, по-видимому, происходит также из установившейся корпоративной культуры. Она является в значительной степени отпечатком оппортунизма и характеризуется еще невнятной кодификацией стандартов ведения дел, контроля и управления, которые на данной стадии с трудом согласуются с применяемыми на Западе практиками и нормами, и особенно в Швейцарии. Сверх того склонность швейцарских властей к ужесточению в финансовых областях правовых и регламентных ограничений страшит русских «новых банкиров», которым неудержимый натиск принес успех настолько, насколько их образ не соответствует их успеху.

Rosbank Switzerland празднует в этом году десять лет своего присутствия в Швейцарии. Созданный 19 июня 1995 года в Женеве под названием Unexim (Suisse) SA , он является первым иностранным банком в Швейцарии, полностью контролируемым российским частным банком ОНЕКСИМбанк, Москва, крупнейшим универсальным учреждением Российской Федерации вне пределов прежнего круга трех государственных банков. Вследствие слияния ОНЕКСИМбанк с РОСБАНКом банк стал носить имя Rosbank (Switzerland) SA, приняв в декабре 2001 года название своего единственного нового акционера.

Роль моста

Материнская организация является иллюстрацией реорганизации предприятий тотчас после августовского кризиса 1998 года. Основной банковский участник и финансовая рука группы «Интеррос», одного из крупнейших российских промышленных и финансовых конгломератов, РОСБАНК, Москва, сегодня второй самый крупный частный банк: сверх того он обладает самой широкой после Сбербанка розничной сетью, насчитывающей 480 отделений по всей стране.

В таком окружении Rosbank Switzerland стремится в течение десяти лет играть в коммерческой области роль моста на Запад для Российской Федерации и стран СНГ. Он также оказывает содействие операторам международной торговли, которым предоставляет кредиты и структурированное финансирования для широкой гаммы сырья.

Благодаря профессионализму своей команды и используемым рабочим инструментам Rosbank достиг признания себя как специализированного участника, эффективного и тщательно исполняющего ремесло, подверженного сильной конкуренции. На вершинах международной торговли, которыми является Женева, которая привлекла за последние годы многочисленные российские компании в нефтяной торговле, и которая соперничает с Лондоном - это признание представляет важный козырь для банка и его развития.

Он будет продолжать оказывать содействие компаниям, работающим в секторах металлургии, черных и цветных металлов, сельскохозяйственных продуктов, сырой нефти и нефтепродуктов, верный политике выбранной изначально своей ниши. Из этого следует, что он концентрирует свои финансовые возможности в первую очередь на России, которая представляет ни много ни мало около 55% всех его обязательств.

Привлекательность финансового рынка Женевы

Как показывает география размещения банков, привлекательность финансового рынка Женевы вне сомнений. Банки и банковские филиалы, находящиеся в руках иностранцев и имеющие здесь свои штаб-квартиры, представлены в количестве 47 из общего числа 143; в них работают около 7000 человек по сравнению с 16190 сотрудниками этой профессии на конец 2004 года. Такое присутствие можно объяснить несколькими штрихами: высокий уровень квалификации и специализации трудовых ресурсов, многоязычие, размах, усложнённость и изобретательская способность в предоставлении услуг этих банков.

В контексте глобализации иностранные инвестиции в России, и в более широком плане - на пространстве Восточной Европы, до настоящего времени были несоизмеримы с потенциалом стремительного роста региона, при этом все указывает на то, что он останется выше роста Западной Европы. Верно, что переходный процесс из коллективизма к либерализму, импортированному прежде всего без всякой подготовки, не был производен гладко. Риск был большим и долгое время устрашающим. Отныне он меньше.

В последние годы в России разместился ряд иностранных банков, другие банки, более многочисленные и жаждущие, теперь идут следом за ними. Швейцарские банки, прежде сверхосторожные, в свою очередь подражают им. Эти учреждения вносят свой вклад в действия, направленных на извлечение дохода из ниш деятельности как, например, «retail banking» , которые остаются в тени нефтяной индустрии. Швейцарские банки могут играть главную роль в этой реорганизации. В России они имеют репутацию банков с хорошим управлением и контролем. Они применяют кодекс управления предприятием и прозрачности. У них строгое управление, признаны их умение и их новаторские способности. Они внушают доверие и, следовательно, привлекают инвесторов и клиентов. Теперь их считают хорошими деловыми партнерами и хорошо принимают.

В заключение, присутствие российских банков в Швейцарии и иностранных в России не представляется как альтернатива, а как необходимое взаимодополнение.

 

© Agefi Banquiers, 2005
© uni-CH.RU, перевод с французского, 2005



© uni-CH.RU 1999-2005 | info@uni-ch.ru | 15.11.2005

  Рейтинг@Mail.ru   Rambler's Top100