Russian / Francais / English
Первый русский гид по университетам Швейцарии
 

Публикации в российской прессе в 1999-2006

Русские ученые в Швейцарии

Семья физиков ищет работу в Швейцарии. И находит!

"Русская Швейцария" - это не только подмосковная Малаховка или какая-нибудь другая симпатичная дачная местность в нашем отечестве, которую пытаются впарить внаем простодушным клиентам туристические или риэлторские агентства. Есть настоящая русская Швейцария, без кавычек: это русские в Швейцарии.
Корреспондент "i" Игорь СВИНАРЕНКО съездил в эту, вторую, Швейцарию. Результат его встреч - перед вами.

ЛЮДИ ПУГАЮТСЯ ВЗРЫВОВ

Наш ученый Николай Коровкин поехал по контракту в Швейцарию не один: с женой. Ее зовут Катя Селина. Так вышло, что она тоже физик, и тоже, как видите, нешуточный.
Поначалу жизнь Николая шла по накатанной колее: кончил в Питере политех, остался на кафедре, работал ассистентом. Как водится, одна диссертация, после другая.

-    Поздно я докторскую защитил! Аж в 40 лет! - простодушно сетует Николай, не давая себе труда задуматься о том, что к его годам не все из нас десятилетку окончили. И даже берется оправдываться:
-    Это все потому, что работы было много. Тут в Лозанне у ассистента на кафедре знаете какая нагрузка? Четыре часа в неделю. А у нас в Питере - 24 часа! Так-то.

Работа у Николая была ответственная. И жизненно важная. Группе его поручили узнать, как действует ядерный взрыв на разные предметы - те, которые после этого взрыва уцелеют. (Кроме того, это скорее всего чистое совпадение, он еще достиг удивительных успехов в деле предсказания землетрясений). Коровкину и его товарищам приходилось интересоваться разными взрывами: и высотными, и подводными. Была и такая экзотическая тема: что будет, если ядерный заряд взорвется на борту подлодки? В общем, скучно не было.

-    Ну, вы все там придумали, что было надо?
-    Да, - коротко и сдержанно, но со значением отвечает он.
-    То есть вы, Николай, прежде чем поехать на Запад, прежде выполнили долг перед родиной - укрепив ее обороноспособность?
-    И это позволяло моей группе безбедно существовать много лет. А потом родина перестала нами интересоваться. Полностью! - он это сказал вроде шутя и даже хихикнул - правда, не очень весело; но и не сказать чтоб слишком печально.

Этот иссякший интерес родины его обидел и унизил, оставил без денег. Но Николай и без участия равнодушной родины в жизни устроился.

-    Что ж, получается - это была потогонная система? Выжали соки, а теперь вы и не нужны, так?
-    Ну, не совсем так. У нас-то еще ладно. А вот где настоящая потогонная система, так это в Японии!

ПОТОГОННАЯ ЯПОНИЯ

-    Мне удалось там год поработать. По своей старой тематике. Там без шуток! Рабочий день - 14 часов, да без выходных! Вот где вкалывают - куда там России со Швейцарией!
-    Но все равно ведь у вас от жизни в Японии осталось, наверно, приятное впечатление? - я подумал про экзотику, про прелести новой чужой страны, разливное сакэ:
-    Нет. Не очень приятное.
-    Но что ж их заставляет так перетруждаться? Вы как ученый не могли это не анализировать. Почему ж японцы не могут работать помалу, почему не хотят расслабиться и думать о смысле жизни, ругать начальство и инородцев, разоблачать заговоры, как нормальные люди?
-    Мне кажется, я это понял. Это от воспитания. Оно там начинается с того, что каждому ребенку объясняют: "У страны нет никаких богатств, только твои руки. Если ты остановишься и перестанешь напряженно трудиться, то вся Япония утонет в океане." Это довольно интересная ситуация. Там считается, что если человек много работает, то через какое-то время он обязательно станет уважаемым и богатым. Как ни странно, но в японской действительности полно тому примеров! Вообще первое впечатление от Японии тяжелое Но месяца этак через три-четыре начинаешь понимать, что там просто другая жизнь, другие отношения. Ну вот такой пример: там все про всех все говорят. Ну просто все! Они пытаются разузнать про окружающих все. Кто-то что-то узнал, какие-то интимные подробности твоей жизни - и тут же рассказывает другим. Поначалу кажется, что невозможно жить в условиях такой тотальной слежки. Но потом смиряешься: а по-другому в Японии невозможно. И потому там всякий новый человек сразу все про себя рассказывает - смысла нет таиться, все равно узнают.Но это хорошо хотя бы тем, что в Японии невозможно что-нибудь безнаказанно своровать. Ни один японец воровать не пойдет! Это было бы глупо. Куда деть краденую вещь - совершенно непонятно. Ведь рано или поздно все узнают, что ты украл, и тебе придется делать харакири.
-    В общем, вам там не понравилось, и вы вернулись к белым людям.
-    Нет, не так. Просто у меня был годовой контракт. Если б предложили его продлить, я б задержался. Мне все-таки нравится, что там очень высокий темп набора информации, при 14-часовом-то рабочем дне. Как выдержать такой темп? Кофе столько не выпить, а про алкоголь что уж и говорить. Без утренней пробежки и без ежедневного спортзала никак. Мы с японцами очень разные. К примеру, там считается неприличным обратить внимание на женщину. Однажды я какой-то японке уступил место в метро. Так муж был недоволен, он так зафырчал на меня. Женщина, конечно, не села. Конфуз!
-    Но должен же быть какой-то в этом смысл, рациональное зерно?
-    А там ведь на малом пространстве живет огромное количество людей. Это вырабатывает правила, совершенно отличные от наших. Там давка в автобусе такая, какой у нас никогда не бывает - но никто вас никогда не толкнет. И жене вашей никто не скажет ни слова. Или вот такое впечатление. Для нас религиозные дела - это общение через молитву. А для них? Пришел человек в храм, бросил монетку, звякнул в колокол и ушел. И это у них называется духовность! Япония, она такая страна - сколько про нее книг ни читай, понятней она не становится.

ШВЕЙЦАРСКИЕ РАДОСТИ

-    В Европе все куда понятней! Тут очень хорошо, особенно после Японии.
-    А в Швейцарию вы как попали?
-    Да как-то поехали мы с Катей в Голландию на конференцию. Она, кстати, язык лучше меня знает, и вообще она крупный ученый в этой области, - Николай хвалит жену не только по знакомству, раз ее всюду зовут. - Посмотрели мы тогда на жизнь за рубежом и поняли, что наша старая тематика здесь актуальна. В отличие от России, этим вопросом в Европе продолжают интересоваться! И мы опубликовали за границей несколько работ. Здешний лозаннский профессор Яноз их заметил и пригласил нас сюда работать.Сначала Катерина приехала, в марте, а после,
летом, и я.
-    Вот вы ездите за границу на заработки. Это похоже на шабашку?
-    Нет, не похоже. При том что я по шабашкам ездил с большим удовольствием. Школы строил, газопроводыѕ Бывало, где-нибудь в Коми за полтора месяца зарабатывал по две тыщи чистыми. А тут - не шабашка. Научная работа здесь имеет другой смысл. Тут самое ценное - знакомство с документацией. Вот нам тут фирма "Алкатель" предложила заказ. Чтоб мы смогли его выполнить, нам показывают оборудование, знакомят с параметрами систем. Такую информацию больше негде получить!
-    То есть у вас тут допуск к секретной информации? Подписку давали?
-    Не подписку. Но когда написано confidential, значит, это точно confidential. Надо вести себя порядочно! Это мы очень быстро выучили в Японии. Там с этим строго: одно непорядочное действие - и все. Хорошо тут! Конечно, и в Швейцарии бывают неприятные моменты. Но - месячный негативный эффект от здешних мелких проблем равен тому, что получаешь за одну поездку в общественном транспорте в России. Уровень озлобленности среднего россиянина все-таки уж слишком высок. Я это чувствую, ведь я и здесь каждый день полтора часа туда и полтора обратно.
-    Что так долго?
-    Так у нас же метро обвалилось.
Катя добавляет:
-    Мне тут нравится жить! Можно пойти погулять поздно вечером. Дома, если возвращаюсь поздно, так меня встречают. В Питере выйдешь на улицу. Темно, грязно, опасно - никакого удовольствия. Там раз сходишь на прогулку, потом полгода не тянет.
-    Николай, что в России? Погибла наука, пора сливать воду?
-    Да вот ребята там говорят, что есть какой-то прогресс в Питере в моей области. Снова пошли договора! Позитив всегда можно найти. Вот у нас в политехе сейчас группы маленькие, по 8-9 студентов - но это повысило качество образования. Впрочем, и конкурс растет, образование стало цениться. Может, и правда дела пошли на поправку.

Как перейти Альпы
НАГРЕВ

Андрей Мартынов - типичный физик, к каким нас приучала советская масс-культура. Это любопытный, но ироничный очкарик с умными глазами, который судит обо всем быстро и трезво и одевается так, как ему удобно - пренебрегая глупой модой. То есть он обычный ученый, каких немало можно встретить в Москве, - я имею в виду не НИИ, а офисы богатых столичных фирм.
Главное отличие Андрея от многих тысяч наших физиков - в том, что живет он в центре города Лозанна, откуда на своем автомобиле ездит в пригород на работу - на установку Токамак, занимается там проблемами плазмы и получает за это 3.800 швейцарских франков. Цель эксперимента, в котором там участвует Мартынов, - ни много ни мало добиться управляемой термоядерной реакции. Если это удастся, то, грубо говоря, главным энергоносителем вместо вонючей вредной нефти, из-за которой люди непрестанно воюют и убивают друг друга, станет простая вода - безобидная и бесплатная.
Это все происходит в EPFL (Ecole Polytechnique Federale de Lausanne) - политехнической федеральной школе Лозанны.
Так что, повезло человеку? А мы - должны ли радоваться за него, уместно ли это? Надо ли ему завидовать? Стоит ли на него обижаться? Мы тут, понимаешь, без него то-се, а он там жирует и домой не торопится. А?

Попал наш физик в Швейцарию так. Закончил в 95-м МИФИ, пошел в аспирантуру в "курчатник", там занимался плазмой.

- У нас там хороший задел по высокочастотному нагреву плазмы, накоплен опыт, - рассказывает Мартынов. - За ним и приехали швейцарцы, когда сами этим занялись. Посмотрели - и сказали, что в рамках этого сотрудничества хотят кого-то взять в аспирантуру. Через полгода до меня дошло, что речь была обо мне. Но приезд отложился еще на полгода. Из-за аварии на швейцарской установке: американцы прислали некачественную графитную пластину, через нее в рабочую камеру проникло масло, и его потом несколько месяцев отмывали.

Сначала Андрея позвали на две недели. Приехал он и устроил так называемый семинар - то есть целый час рассказывал о своей работе; это у них там вместо экзамена в аспирантуру. Вернулся в Москву и через месяц получил контракт на три с лишним года. И вот в апреле 99-го отправился он в Лозанну с вещамиѕ Очень удачно все совпало. Андрей уж думал, что придется бросить науку, которой невозможно прокормить семью, и пойти продавцом на рынок. Но оказалась, что кто-то в этом мире ценит и науку.

ТЕРМОЯД

Вообще вся эта история с управляемым термоядом довольно старая. Проблемой занялись в то же время, что и атомной бомбой. Всерьез ожидали, что термояд освоят в 60-х. С тех пор сроки много раз сдвигались, а сколько было ложных сообщений об успехе - не сосчитать; первое прошло в 1953-м. А победа каждый раз казалась такой близкой! Эти страсти довольно правдоподобно показаны в "9 днях одного года", он примерно про это.
Давно состарились артисты, которые играли молодых физиков, а толку от Токамака все нету. Новые ученые по годам во внуки годятся тем, кто начинал биться над проблемой.
Андрей Мартынов показывает мне этот хваленый Токамак. Установка - это как бы поставленная на попа цистерна, опутанная трубами и проводами. Она небольшая, ее спокойно можно поставить дома - были б высокие потолки. И 30 миллионов долларов, - приблизительно столько это хозяйство стоит. Я прошу Андрея объяснять попроще, и он пытается:

-    Токамак - это бублик, этакая круглая лампа дневного света. В камере установки магнитами создается поле, в котором можно удержать плазму. Так вот. Сначала дается обычный разряд, действительно, как в лампе дневного света. А после пропускается высокий ток. Он нагревает плазму - так нагреваются провода, по которым идет ток. Температура плазмы доводится до 10 миллионов градусов.
-    Так в чем тогда проблема? Ведь лампы дневного света работают же?
-    Про лампу я для сравнения сказал. Там же и температура другая. А в Токамаке главная проблема - это неустойчивость плазмы. Она может в любой момент разрушиться без явных причин. И пока не нашли никаких признаков, по которым можно было бы определить, что процесс срыва пошел - чтоб что-то успеть предпринять. Почему не удается добиться стабильной плазмы? Да хотя бы потому, что мы не можем туда длительное время подавать постоянный ток. Поскольку он создается индукцией, надо, чтоб ток в первой обмотке постоянно возрастал. Но не может же он возрастать бесконечно! Так что машину то и дело приходится выключать. Вот в этом вся проблема. Я не слишком сложно объясняю?

Я делаю вид, что все понимаю. И даже задаю вопросы.
-    Значит, индукцией нельзя?
-    Никак.
-    А чем же можно?
-    Так в этом и весь вопрос!
-    А-а. Понял. "С этой плазмой дойдешь до маразма", как пел Высоцкий. Значит, вся эта история с плазмой темная? Это для внуков?
-    Ну, я б не сказал, что темная. Реально что-то будет построено лет через 50.
-    Да точно ли что-то получится?
-    Сейчас обсуждается проект нового международного реактора. Правда, его пока даже не начинали строить, это дорого - работы оцениваются в 10 миллиардов долларов. Реально в нем готовы участвовать Европа, Россия и Япония. А Америка откололась. Но все равно - все получится. Мотор "Жигуля" вряд ли удастся заменить реактором, но термоядерную электростанцию легко себе представить. Там топливом будет любая вода, которая ведь не кончится.
-    А вдруг это все получится? Боюсь, что тогда цивилизация просто рухнет. Бесплатная энергия! Это ж такой шок. Весь мировой порядок развалится. Как это так - не надо ходить на работу! Люди будут от безделья сходить с ума. И сейчас-то вон сколько идиотов и маньяков, а тогдаѕ Надеюсь, что какая-нибудь нефтяная мафия вовремя спохватится и возьмет ситуацию под контроль. Да скорей всего давно уже и взяла - то-то у вас с плазмой сплошные неполадкиѕ Думаю, можно не волноваться - коммунизм при нашей жизни построен не будет. Ну ладно, плазма показывает вам свою неустойчивость. А ты тут конкретно чем занимаешься?
-    Я либо сижу на диагностике, либо занимаюсь теорией. В России я был экспериментатором, а тут стал вот теоретиком. Я тут, кстати, с российской техникой работаю! Тут установлена рентгеновская многополочная камера, она меряет излучение - это из "курчатника" привезли. А вот это геротроны - знаменитые приборы, которые были изобретены в Нижнем Новгороде. Там окна из искусственных алмазов, каждое по 100.000 долларов - так окна эти почти не нагреваются. Так что вклад России тут заметен!

Ну вот видите, как все замечательно.

МАЛЕНЬКИЕ РАДОСТИ ЖИЗНИ

А что ж проклятая ностальгия? Настало время и про нее спросить, а то что ж мы все о серьезном.

- Тут очень интенсивная русская жизнь! - утешает меня Андрей. - Тут можно прожить жизнь, общаясь только с русскими! Ну, кроме работы. В Лозанне людей из бывшего Союза - человек триста. Мы устраиваем встречи, человек по сто собирается - приличные люди, у всех интересные дела. В университете Лозанны есть отделение русского языка и цивилизации. Студенты, правда, сами не знают, чем будут дальше заниматься, - но вот ведь учатся! Есть тут такая дама - Надежда Карпушко. Она уже на пенсии, занимается меценатством - поддерживает в России молодых музыкантов. У нее в Лозанне свой дом, она раз в месяц устраивает вечера - музыкальные, поэтические. Вот недавно был вечер, посвященный Лермонтову.

Русских тут станет скоро еще большеѕ Андрей помог своей жене, выпускнице Первого московского меда, поступить на учебу в Лозаннский университет.
Вот послушайте, как Мартынов описывает жизнь русских на чужбине, в Швейцарии: "Депрессии. Стрессы. Алкоголь. Курение. Страхи и фобии. Трудности в общении: в семье, на работе. Жизнь в чужой стране, в отрыве от родных и друзей, в иной языковой среде, постоянная жизненная борьба иной раз приводили и не к таким неприятностям."
Это на его сайте в Интернете. Зачем же Андрей пугает пользователей? А вот зачем: "Все это и многое другое можно оставить в прошлом, если вы действительно хотите легко и быстро от этого избавиться. Вы можете получить помощь на русском языке. Первый живущий в Швейцарии русский Мастер нейролингвистического программирования (НЛП) - одной из наиболее эффективных и быстрых систем современной психотерапии - готов помочь вам найти в себе все необходимое для счастливой и радостной жизни!" Кто же этот русский мастер? Вы угадали: сам Мартынов. Он дальше объясняет: "Обычно работа с клиентом состоит из нескольких сессий-консультаций, каждая сессия - 2-3 часа.

Стоимость одной сессии - 100-120 швейцарских франков".

РОССИЯ ВО МГЛЕ

-    Помню, поехал я отсюда первый раз во Францию. По сравнению со Швейцарией там как-то грязно, бледно, беспорядок кругом - ну, чисто совок какой-то, - сокрушается Мартынов.

"О-хо-хо! - подумал я. - Куда ж ему теперь домой с таким взглядом на действительность?"

Но я его спросил:

-    А что ж в России сейчас и что дальше будет?
-    А что я могу знать о России, когда я дальше Пензы от Москвы не отъезжал?

Еще он рассказал, что на родине он себя хорошо чувствует только на Валдае - там ему, астматику, легко дышится. Андрей давно уже привык повсюду носить с собой баллончик с аэрозолем.

А в Швейцарии он от этой привычки уж почти избавился. Ведь тут легко дышится. Полной грудью.

Электричество минус советская власть
СИБИРЬ - ВЕНГРИЯ - ШВЕЙЦАРИЯ

Однажды сибиряк Александр Удалов задумался о том, как жить дальше. Дело было в 92-м году в городе Новосибирск, где юноша как раз получил диплом и стал потомственным инженером-электротехником. Звали в аспирантуру. Пойти? Но перспективы там были, на его взгляд, "слабые и неинтересные". (Амбиции большие - но, как показала жизнь, не пустые.) А тут как раз родители уехали работать в Будапешт. Ну и он за ними.

И началось то, что вполне можно назвать "историей успеха". Приехал вчерашний студент в Европу и тут же нашел в ней работу по специальности, да в серьезном заведении: в международной энергетической лаборатории. Работал там, пока не приглянулся вице-президенту фирмы с забавным для русских названием АВВ - не то шведская АББА, не то советская афера с народным автомобилем АVVА. Иностранный начальник позвал в Цюрих. Работать там пришлось не по специальности - в отделе продаж - но зато заведение солидное. Оттуда позвали в электрическую компанию в Лозанне, из которой его забрал в свою лабораторию в Лозаннской политехнической школе профессор Жермон. Так и выпало сибиряку Удалову заниматься серьезной наукой в весьма серьезном и очень престижном месте.

Что это - голое везение? Видите, все - благодаря полезным знакомствам, про которые Саша так и говорит, что завести их "удалось", что с ними "посчастливилось". А сам он тут вроде и ни при чем, - так и будут думать многочисленные русскоязычные читатели, которые верят только в везение, а в упорный труд и пользу от него - нет, не верятѕ Но в Швейцарии другой взгляд на вещи. Там не верят в сказки про везение. Да, там знают, что инженеру очень трудно получить работу. Особенно иностранному: своих специалистов наготовлено полно. А спрос есть, но - только на очень квалифицированных спецов.

СЛАДКАЯ ЖИЗНЬ

Итак, устроился Удалов в Швейцарии и работает там в лаборатории. Исследует скучные для непрофессионалов темы, занимается своим электричеством. С одной стороны, электричество вроде везде одинаковое. Но, с другой стороны, им же можно в разных местах и в разных условиях заниматься.
Последние четыре года Удалов это делает на берегу Женевского озера. Насколько это похоже на беспечную жизнь курортника?

- Получаю три тыщи долларов "грязными", а чистыми это две, - рассказывает Саша.
Кого-то из русских ученых цифры поразят, но:
-    Это все обманчиво. У меня - обычный средний уровень, как у всех вокруг. Тут все-таки дорого жить. Конечно, если питаться консервами, то можно скопить деньжат. Но собачьи консервы я сам не ем, я ими свою собаку кормлю.

Живет Саша один в двухкомнатной квартире площадью 45 метров. Он бы меньшую снял, но меньших тут не бывает.

У него давно уже появились в городе любимые места. Он туда ходит с подружкой из местных, развлекаться - она врачом работает в госпитале.
- Люблю "Blue Lizard", это бар, где собираются ученые и студенты. Это в центре, недалеко от собора Сан Франсуа. Ну, от площади вверх по Rue du Bourg, знаете? А рядом еще один неплохой бар - "Captain Cook". Там можно запросто посидеть, пивка выпить, с ребятами поговоритьѕ Еще путешествовать люблю по окрестностям, на поезде. Париж, Милан - это ж все под боком. А больше всего мне тут нравятся горы. Я ж альпинист, хожу тут по местным четырехтысячникам. В этом, может, главное преимущество здешней жизни.

Красивая жизнь! Но справедливости ради надо сказать, что она - таки не для всех наших ученых там. Сашины друзья из России, которые туда приехали с семьями, когда жены сидят дома с детьми, живут "впритык". Смотаться на субботу в Париж и обратно - это для них нереально.

Но такое везение - оно ж не обязательно навсегда. Это Саше понятно, он на жизнь смотрит весьма трезво:
-    Все контракты, которые тут у меня были, - они временные. У меня тут нет и не было никогда постоянной позиции (так он вслед иностранцами назвал постоянную работу. - Авт.) Поэтому я не перехожу полностью на общение с русскими. Это себе могут позволить только люди, которые сюда приехали навсегда и знают, никто их отсюда не вышибет, что здешний язык от них никуда не денетсяѕ А я не знаю, буду ли тут через два года или три. Поэтому стремлюсь тут получить выгоду - язык стараюсь изучить, повадки местных людей узнать. Может, пригодится!

МЕЛКИЕ ПРИДИРКИ
Ко всему человек привыкает!

Даже к жизни на берегу Женевского озера. Свежесть восприятия теряется, увы, неизбежно.
-    Конечно, туристское впечатление от Швейцарии замечательное. Особенно когда ты приезжаешь сюда отдыхать с деньгами. Но это обманчиво! Со временем, пожив тут, начинаешь ко всему придираться, - честно признается Удалов. - Вот, к примеру, озеро. Красивое, да? И вроде чистое? А на пляжах - плакаты, объясняющие, что купание тут запрещено, потому что в воде куча микробов. И тут же урны с надписью: "шприцы". Чтоб наркоманы не раскидывали где попало, а то там ведь дети могут уколоться, - пляж же. Сколько было разговоров о здешней безопасности! А теперь что? Тут теперь даже драку можно увидеть! Такого раньше не было. Сюда же поехали албанские беженцы. И теперь тут просто страшно по центру ходить! Бывает, идешь, а тебе навстречу толпа: все коротко стриженные, в кожаных куртках, руки за пазухой. Неприятная такая тусовка. Ну, и переходишь на другую сторону улицы. Тоска тут. А я-то вырос в большом городе, полтора миллиона человек в Новосибирске! У нас там жизнь кипит, а тут. Тяжело, когда в 6 вечера закрываются магазины, а в десять все уже спят. После 10 вечера нельзя в душ ходить! И туалет нельзя сдергивать!
-    Да ладно!
-    Точно говорю! Скандал будет. Тут специально в путеводителях мужчинам рекомендуют после 10 вечера ходить по маленькому сидя - чтоб струя не побеспокоила спящих швейцарцев. А то ведь бывали случаи, когда полицию вызывают и штрафуют таких нарушителей общественного порядка, а штрафы тут здоровенные.

ПРОКЛЯТАЯ НОСТАЛЬГИЯ?

-    Неужто замучила проклятая ностальгия?
-    Что-то вроде того. Сижу и думаю: быстрей бы тут закончить свои дела, да в Москву, и там работать.
-    А говорят же, что в России наука кончилась? И вашему брату делать там нечего? - я всем нашим ученым там задавал этот вопрос.
-    Отчего же? Человек 15 моих однокурсников из Новосибирска живут и работают в Москве. Ну, не все в науке, кто-то в бизнес ушел. Я когда с ними в Москве встречаюсь, мне бросается в глаза: их уровень благосостояния там выше, чем мой тут. Да и я тут живу хуже, чем в России жил. Квартира у меня хуже, чем в Москве, автомобиль содержать - это для меня здесь слишком дорого.

Немного странно это слушать, конечно, - но верно и то, что работящий человек с головой нигде не пропадет. Даже если он русский ученый. Так что, похоже, Удалов прав.

На прощание спрашиваю его:
-    Ну так что в целом: жизнь удалась?
-    Еще не ясно. Тут же как? Стоит притормозить, и она, жизнь, может запросто не удаться.

Редакция благодарит компанию "АЛЕШАтрэвел" (www.uni-ch.ru), Swissair и Lausanne Tourisme за организацию поездки нашего корреспондента в Швейцарию.

Игорь Свинаренко

© Иностранец № 17 (374), 22 мая 2001, стр. 10-11


© uni-CH.RU 1999-2006 | info@uni-ch.ru | 09.09.2003

  ???????@Mail.ru   Rambler's Top100