Russian / Francais / English
Первый русский гид по университетам Швейцарии
 

Публикации в российской прессе в 1999-2006

Русские ученые в Швейцарии

Переход кандидата наук через Альпы

Швейцария - рай для ученых

Один из этих ведущих центров - EPFL, высшая политехническая школа в Лозанне. Небольшой городок на берегу Женевского озера, уж лет 500 как уютный и чистенький. Если не обращать внимания на новые явления типа подозрительных людей в кожанах из числа албанских беженцев да пляжных контейнеров для использованных шприцев (чтоб дети не покололись о выброшенные наркоманами "машинки"), жизнь там прекрасна и замечательна. Помните, как у профессора Плейшнера из "Семнадцати мгновений весны" закружилась голова от тамошнего воздуха свободы? Что-то похожее происходит иногда и с нашим братом ученым, который попадает туда на двухтысячедолларовую зарплату, в полностью укомплектованную всем необходимым лабораторию с надежным финансированием, работящими, малопьющими коллегами со всего мира, которые бойко болтают по-английски... Вчерашние обездоленные российские бюджетники запросто снимают двухкомнатные (меньших не найти) квартиры в приличных (где ж другие взять?) домах, покупают себе какой-нибудь сильно подержанный "Опель" за тысячу долларов, начинают разбираться в винах, привыкают ходить в здешнюю оперу, прогуливаться по местным Альпам, рыскать по блошиным рынкам и покупать там довольно старые гравюры...

А мы ведь к какому имиджу русского ученого привыкли? Вот он в мятых, советских еще штанах, в стоптанных туфлях, с потухшим взором, выпив казенного технического спирта в рабочее время, послоняется по пустым кабинетам обшарпанного родного НИИ, сходит поторгует немного на оптовке турецкими контрабандными шнурками, а после перегородит федеральную трассу и будет там торчать с транспарантом, безнадежно требуя внимания и дотаций...

Но что ж мы все про удовольствия? Надо ж еще и про то, что в будни наши ребята тут вкалывают часов по 12, а кто и по 15. Может, это от желания с максимальной выгодой использовать редкие возможности, когда все тебе доступно. А может, от подсознательного страха, что выгонят раньше времени.

Госдотации только мешают науке

Да, но как же ученому из России попасть в этот рай при жизни? Небось, надо быть нобелевским лауреатом, внуком Курчатова или хотя бы сыном Юмашева? Нет, я там таких не встречал. Мне попадались люди попроще - они жили в Новосибирске или там в Урюпинске, после поступали в столичные вузы и грызли науку, натирали трудовые мозоли в стройотрядах и аспирантских шабашках, сочиняли свои диссертации по ночам в совмещенном санузле... Самый свежий пример - он же и самый разительный. Представьте себе мальчика, который этой весной закончил университет в Санкт-Петербурге. Шел как-то к себе на кафедру оптики и вдруг видит: на доске объявлений висит смешная бумажка - "Приглашаем на работу в Швейцарию студентов и аспирантов, которые хорошо разбираются в лазерах". Мальчик отослал по указанному адресу свое резюме, его вызвали на собеседование, а после и взяли вот в эту самую Швейцарию - "с испытательным сроком, но уже вроде все нормально".

- Неужели это так просто - прочитал объявление, и все?
- Ну и еще, конечно, я представил всякие рекомендации.
- Вот оно что! А остальные все прозевали и теперь кусают локти.
- Почему ж локти? Из нашего выпуска два человека поехали в Германию, еще несколько - в Америку, кто-то в бизнес подался...
- Кстати, зачем в Швейцарии понадобился лазерщик?
- А чтобы добиться хорошего импульса от лазеров, которые, в свою очередь, понадобились для каких-то работ по получению изотопа углерода С-13. Изотоп этот, если кому интересно, применяется в медицине, в каких-то тестах для больных, у которых проблемы с дыханием. Ну так вот, великий русский ученый Олег Бояркин придумал дешевый способ получения требуемого изотопа. Под него в Лозанне и создали лабораторию.

Это мне рассказывает уже испанский юноша Дэвид Руэда, которого отъехавший в Россию по делам Бояркин оставил за старшего. Что касается Бояркина, то его сюда пригласили вовсе не из России, а из США, где он работал в одной рочестерской лаборатории у одного американского гения. После гений вернулся в Швейцарию, где у него постоянное место работы, и позвал с собою Бояркина. Тот поехал, потому что интересно.

- А что именно интересно? - спрашиваю я испанца.
- Как что? Много болезней диагностируется этими изотопами, так что спрос на рынке на них высокий, есть выход в промышленность.

Видите - а какая у нас каша в головах?! Бедная Россия полагает, что должна отнимать последние копейки у сирот и тратить их на чистую науку для науки. А богатая Швейцария развивает в основном только ту науку, на которую деньги дает промышленность!

Вот еще красивый пример. Русский ученый-энергетик Александр Удалов, тоже, кстати, недавний студент, рассказал мне про одну швейцарскую ГЭС, на которой он работал. Никто речку не перегораживал, нет. Зачем? Это и дорого, и малоэффективно. Проще и дешевле оказалось построить в горах водохранилище, пробить в скалах туннель, а по нему пустить воду. Поток валится с высоты в несколько километров вниз и там с разгона со страшной силой вращает турбину в зале, вырубленном в скале. Дешево и сердито! А соседняя Франция от широты натуры понастроила атомных станций. И теперь не знает, куда девать лишнюю энергию, особенно по ночам. Так вот, эти лишние ночные киловатты скупают по дешевке мудрые швейцарцы и почти даром закачивают ночью воду обратно в горное водохранилище. Утром французы просыпаются, своими электроплитками и электробритвами перегружают сеть так, что приходится покупать энергию у Швейцарии - но уже втридорога. Может, и правда у швейцарского чуда простое объяснение: работать много, а тратить мало, даже имея свободные миллионы.

Космополиты - симпатичные ребята

Русским ученым в Лозаннской школе покровительствует доктор Яноз. Янозу очень удобно работать с русскими - он нам не чужой, еще в 1968-м защитил в МГУ кандидатскую диссертацию. На примере Яноза удобно рассматривать тезис о том, что у науки нет национальности. Вот давайте взглянем на Яноза. Родился в Румынии, учился и защищался в Москве, работал в Бухаресте, в одном НИИ. Оттуда его послали в Дубну, весьма интернациональную, оттуда пригласили в Швейцарию. Где он и осел пока, время от времени выезжая в длительные командировки в США. Везде пожил, поработал, много чего повидал.

- Эх, хорошо в Дубне было! Интересно! - вспоминает он. - Я там с 66-го по 70-й работал. Занимался ускорителями частиц, которыми "обстреливают" мишень, - рассчитывал магнитные поля, чтоб снять пучок с ускорителя. Мы там с женой работали, она у меня ядерный химик. Друзья идут, видят свет - и заходят на огонек. И до ночи сидели, разговаривали... Все были молодые, конечно, в Дубне почти не было стариков. Старик для нас тогда - это кому 40 лет...

Во Флориде ему куда меньше понравилось, чем в Дубне:
- Приходилось работать по сути в нечеловеческих условиях! Там страшные комары, к тому же приборы приходилось на ночь убирать - чтоб не испортились от сырости.

Однако во Флориду летать все равно приходилось. Там удобней всего изучать молнии, у них там часто грозы. Ничего не попишешь! Грозы ему нужны для того, чтобы лучше изучить помехи - и придумать, как защищать от них электронные приборы. Которые, кстати сказать, должны иметь электромагнитную совместимость, что Яноза тоже интересует. Заниматься этими темами легко - полно фирм, желающих вложить деньги в такие исследования. Их даже более чем достаточно - в этом Яноз имел немало возможностей убедиться, когда изучал электромагнитный эффект ядерного взрыва на большой высоте.

- Ну, это была почти военная тема, это больше интересовало военных. Мы же полученные тогда знания использовали позже при изучении помех от молнии.

Вы видите, как изворачиваются ученые, чтоб найти возможность ставить свои эксперименты? Это вам не казенный спирт воровать!

Конечно, жаловаться на проблемы легко. Яноз охотно жалуется, что с некоторых пор швейцарское правительство запретило увеличивать число мест в госучреждениях, в том числе и в НИИ.

В Лозаннской школе, к примеру, государство финансирует только разработки по информатике и связи. А прочие лаборатории должны сами искать деньги. Где? В разных фондах или в промышленности. Последнее крупное вливание было от фирм, работающих с Интернетом. Они заказали узнать, нельзя ли использовать для выхода в мировую паутину обыкновенную электрическую сеть. И вот люди работают, выясняют.

Можно ли сказать, что Яноз румын? Он скорее румынского происхождения. А теперь его, может, уместней назвать просто европейцем. Хотя вопрос это досужий, в Лозанне он никого не волнует. Это только русские переживают из-за проблем с идентификацией и самобытностью. И то потому, что нас волнует "несправедливость": как же так, мы в России живем весьма необустроенно, а они там жируют. В глубине души нам хотелось бы, чтоб они тоже тут мыкались, как мы, вместе с нами, не лучше нас. Особое у нас мнение.

Машина из хитина

Естественно, Яноз показывал мне в Лозанне не только русских ученых, но и вообще все самое интересное, что у них делается. Больше всего меня в этом смысле развлек немец Флориан Вурм, спец по биотехнологиям. Вот что он говорил:

- Все говорят: гены, гены. Но гены - это всего лишь ДНК, а заставить ее функционировать может только белок. Без белка невозможно понять, как действуют эти самые гены!

Сразу видно, что профессор занимается белком. Он выращивает в специальных биореакторах клетки. Вот есть белок, который ускоряет рост эритроцитов. Знаете, какой у него годовой объем продаж? Два миллиарда долларов в год. Взять тот же инсулин - это же белок! Хорошо идет на рынке. "Это замечательный огромный бизнес! - немец в восторге. - Это прекрасный бизнес, самый лучший в мире! Это лучше, чем нефть!"

- Но почему ж тогда все не кинулись устраивать такие биореакторы?

- Стереотипы мешают! Фундаментальными исследованиями занимаются одни, бизнесом другие, а таких, которые могли бы объединить одно с другим, - мало... Ну и потом, мало людей, способных пойти на риск. Это ж новое дело, все боятся вложить деньги. Люди хотят зарплату, гарантии, пособия... А ведь за биотехнологиями будущее!

Вурм закончил свою речь этим штампом, неизбежным, когда ученый говорит о своих научных перспективах. Отчасти он их расшифровал. Самые масштабные проекты в этой области такие. Первый - выращивание искусственной еды. Второй - выращивание рук, ног, печенок и прочих органов и членов по желанию заказчика. Третий - выращивание готовых кузовов для автомобилей из какого-нибудь хитина или костей. Выкинутая на помойку машина не будет портить экологию и пейзаж - ее очень быстро сожрут братья наши меньшие.

- А как вы, герр Вурм, оцениваете русские достижения в этой области?
- А нету достижений. Если б были, я бы знал.
- Не может быть! - Точно... - Он задумывается. - Хотя понял! У вас это засекречено. Ведь биотехнологии можно использовать для производства бактериологического оружия.

Редакция благодарит компанию "АЛЕШАтрэвел" (ww.aliosha.da.ru, www.uni-ch.ru), Swissair и Lausanne Tourisme за организацию поездки нашего корреспондента в Швейцарию.


Игорь Свинаренко


© Известия № 184 (25776), 29 сентября 2000, стр. 9


© uni-CH.RU 1999-2006 | info@uni-ch.ru | 09.09.2003

  ???????@Mail.ru   Rambler's Top100