Russian / Francais / English
Первый русский гид по университетам Швейцарии
 

Публикации в российской прессе в 1999-2006

Русские ученые в Швейцарии

"Плазма - она и в Швейцарии плазма"

Андрей Буховцев

"Обучение за рубежом", № 7, июль 2000, стр. 65-66

Так получилось, что я стал первым аспирантом из России в Центре исследований физики плазмы (Centre de Recherches en Physiques des Plasmas, CRPP) при Высшей политехнической школе в Лозанне (Ecole Polytechnique de Lausanne, EPFL). Задолго до этого я окончил Московский инженерно-физический институт, выбрав специализацию в области исследований плазмы. Фактически последние два года я учился на кафедре в Институте атомной энергии им. Курчатова, где стоит токамак - установка для изучения происходящих в плазме процессов. В аспирантуру этого института я сначала и поступил. Потихоньку бился над своей темой - словом, был обычным российским аспирантом-физиком.

Помогло мне знание английского, который я довольно прилично освоил по собственной методике. Сначала меня послали в полуторамесячную командировку в Сан-Диего, где тоже занимаются исследованиями плазмы. А после возвращения привлекли к работе по расширению международных контактов. Вернувшись из Америки, я уже весьма сносно говорил по-английски и оказался самым компьютерно-грамотным в небольшой группе людей, контактировавших со швейцарцами. Те были заинтересованы в получении некоторых данных из огромного массива экспериментальных результатов, который был накоплен в Институте им. Курчатова за 10 лет исследований на токамаке. Руководство согласилось поделиться опытом, и я отправился во вторую заграничную командировку - на этот раз в Лозанну. Поехал я на две недели, чтобы выяснить, в каком формате передавать данные, и заключить контракт.

Я его заключил. Как-то между делом люди из CRPP, с которыми я общался, обмолвились, что было бы неплохо пригласить нескольких аспирантов из России. Я призадумался. Честно говоря, не хотелось бросать в Москве работу над диссертацией. Но потом я все же решился и написал им по электронной почте, что согласен. Они сразу прислали ответ: "Наконец-то!". И я стал готовиться.

Чтобы стать швейцарским аспирантом, иностранцу нужно выполнить несколько условий. Во-первых, нужно установить контакт с профессором, который согласился бы быть вашим научным руководителем. Во-вторых, швейцарский вуз должен признать эквивалентность вашего диплома. Когда я привез свой диплом МИФИ, он спросили: "А что это такое?" Чтобы проверить, котируется ли мой вуз, по локальной сети устроили опрос профессоров EPFL. Один ученый (кажется, это был чех) написал восторженный отзыв. Диплом приняли. Так что я в каком-то смысле создал прецедент: теперь в EPFL признается диплом МИФИ.

Еще одно условие - провести семинар, то есть сделать по результатам своих исследований доклад. Его слушают преподаватели, которые оценивают ваш уровень и решают, приглашать или не приглашать. Семинар я поехал проводить через год после получения письма. Он им не понравился: в моем выступлении было мало теории, а меня брали как "теоретика". Однако мне дали вторую попытку. Я хорошо подготовился, учел все прежние ошибки - и второй семинар провел хорошо.

Через месяц мне по почте прислали контракт. Через четыре месяца, как раз на следующий день после дефолта, я улетел в Лозанну. С тех пор я работаю в CRPP.

Что такое швейцарская аспирантура

Очная аспирантура в Альпийской республике рассчитана на три года. При этом первый год дается на предварительную подготовку. Еще через полгода аспирант должен представить план своей работы. С момента утверждения плана он считается официально зачисленным и обязан раз в год представлять своему научному руководителю промежуточные результаты. Руководство решает, продлевать контракт с вами или нет. Решение вы получаете... по почте.

Кульминационный момент - это, как и у нас, защита. Но она совсем не такая, как у нас - никаких публичных слушаний, "белых и черных шаров". Решение принимается на закрытом заседании. После него соискатель обязан сделать для широкой публики чисто формальный, "предбанкетный" доклад. И все.

Я занимаюсь расчетами зависимости величины магнитно-динамических возмущений в плазме от ряда параметров. Моя работа должна вылиться в формулу, которую можно было бы использовать в экспериментах. Промежуточные результаты своих исследований я уже представлял шефу в мае, и теперь должен более подробно отчитаться во второй половине июля. В августе будет конференция в Варенне (Италия), и там я хочу заявить доклад, если успею с выкладками.

Стипендия аспиранта в Швейцарии - самая высокая в мире. Я получаю около 3.000 швейцарских франков (см. курс на с. 79). В США же аспиранту моего уровня могут платить всего $800-1.000.

Строго говоря, мне платят за то, что я работаю над своей диссертацией. Впрочем, по линии CRPP я раз в неделю дежурю за мониторами, отслеживая ряд параметров во время экспериментов на токамаке. У других аспирантов еще есть преподавательская нагрузка в EPFL, но мне ее заменили другой "повинностью": администрированием части локальной сети CRPP.

Мой рабочий день по графику должен длиться с 8.00 до 17.30, включая часовой перерыв на обед. Иногда -например, в среду - я должен трудиться до 18.00, зато в пятницу - короткий день. Аспирантам полагается отпуск в 24 рабочих дня. В любой момент позволительно взять отгул, для этого достаточно просто прийти и сказать, что завтра меня не будет. Собственно, не возбраняется и опаздывать, но тут все зависит от того, увидит секретарша или нет. Отношение администрации к нам очень "французское": нет излишнего контроля, и это всех устраивает.

С французским языком, на котором говорят в этой части Швейцарии, у меня проблем не возникает. Я начал учить язык еще в Москве, когда только зашла речь о возможности поехать сюда, потом в Лозанне занимался за казенный счет на интенсивных курсах, так что на бытовом уровне я все понимаю. По большому счету, мне хватило бы и одного английского, на котором говорит и читает вся здешняя профессура. Мой научный руководитель Оливье Саттер провел три года в Сан-Диего, так что мне с ним легко. Немецкий вообще не нужен.

Публика в CRPP работает очень пестрая. Представлена вся Европа, есть американцы и даже один австралиец. Много итальянцев из Турина, до которого всего три часа на машине. Там есть политехнический институт, и хотя под Римом у них есть свой токамак, сюда им ближе ездить.

Если вас интересует мой бюджет, готов поделиться. Я снимаю двухкомнатную квартирку за 992 франка в месяц, включая 50 франков за место на парковке. Еда обходится мне в 50-70 франков в неделю. Сумма получается такой маленькой благодаря нашей студенческой столовой, где вполне приличный обед стоит всего 8,5 франков. Еще 130 франков в месяц уходит на медицинскую страховку, которую здесь обязан иметь каждый. За мобильный телефон я плачу 150 франков в месяц. Это много, потому что я много разговариваю с Россией. По телефонной карточке это выходит дешевле. Минута стоит около 30 сантимов, то есть примерно 6 рублей.

Как аспирант я пользуюсь некоторыми преимуществами. Например, Интернет у нас в Центре бесплатный, и им можно пользоваться без ограничений. С работы я могу бесплатно звонить в любые места в пределах Швейцарии столько, сколько мне нужно. За проездной я плачу 50 франков вместо семидесяти. На железной дороге у меня скидка 50%. Под рукой целых три библиотеки - непосредственно в Центре, в EPFL и в университете Лозанны, корпуса которого находятся рядом. Еще есть кантональная библиотека в центре города.

Вообще, Лозанна считается по швейцарским меркам провинцией. Но здесь постоянно проходят концерты, музыкальные вечера, разные выставки. Два раза в год дает представления балет Мориса Бежара, который выбрал Лозанну своей штаб-квартирой. Билет на такое представление может стоить 20-100 франков.

В городе довольно много русских, по неофициальным оценкам около 800 человек. Но далеко не все хотят общаться с соотечественниками. Те, кто не против этого, объединились в некое подобие клуба, и я тоже состою его членом. Проводятся русские рождественские вечера, отмечается 8 марта и другие праздники. К примеру, 9 мая мы выезжали на барбекью. Собралось около 100 человек...

Словом, все очень хорошо, но это не значит, что у меня нет никаких проблем. С российским паспортом я не могу как следует ездить по Европе, а Швейцария в "Шенген" не входит, поэтому каждый раз надо получать визы. А главное, моя жена не может приехать ко мне. Иностранным аспирантам официально запрещено привозить супруг: считается, что мы слишком мало зарабатываем, чтобы содержать еще и свои половины. Хотя, как показывают расчеты, прожить на мою зарплату вдвоем вполне реально.

Впрочем, я уже придумал, как обойти это ограничение. Она может приехать учиться в языковую школу при местном университете, где есть курс обучения на преподавателя французского как иностранного длительностью 1-2 года. По его окончании даже дадут диплом. Жена начала заниматься французским вместе со мной, и сейчас уже, наверное, соответствует их вступительным требованиям. Но ей не хочется бросать свою профессию: она - фармацевт, а добиться признания такого диплома здесь чрезвычайно сложно.

Теоретически в Швейцарии после аспирантуры можно остаться на "пост-док" - позицию для человека с докторской степенью, который может представить свой план исследований и, если он будет одобрен, несколько лет работать. Post-Doc может получать до 5 тыс. франков в месяц. Но получить место Post-Doc в CRPP или просто остаться работать здесь дальше практически невозможно. Во-первых, швейцарцы уверены в пользе ротации кадров. Во-вторых, в Центре очень мало вакансий.

Сейчас аспирантов из России в CRPP уже трое. Один парень приехал совсем недавно на 8-месячную стажировку и так понравился начальству, что его решили оставить. Больше всего меня удивляет, что они хотят еще. Я думал, что нас им уже хватает, но недавно я узнал, что наш Центр был бы не против взять еще... троих! Так что мотайте на ус.

Редакция благодарит компанию "АЛЕШАтрэвел" (www.aliosha.da.ru, www.uni-ch.ru), Swissair и Lausanne Tourisme за организацию поездки нашего корреспондента в Швейцарию.


© uni-CH.RU 1999-2005 | info@uni-ch.ru | 09.09.2003